ПОЛ КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ

Пол – это образ жизни.

Сорок лет Институты учат этому родителей детей с повреждениями мозга.

Для ребенка с повреждением мозга, не умеющего ходить, пол жизненно необходим. Родителям даже не стоит и начинать занятия на полу, если они не понимают философию и сущность пола. Чтобы добиться успеха, родителей абсолютно не должно волновать, что их ребенок находится на полу.

Однако, между жизнью на полу и тем, что подразумевается под Программой для Пола, существует огромная разница. Эта статья написана для того, чтобы объяснить разницу, между понятиями «Пол как образ жизни» и «Программа для Пола» и помочь родителям по-настоящему осознать, что пол может быть образом жизни. Когда родители достигают этого понимания, пол становится окружающей средой, имеющей сильнейшее воздействие на развитие подвижности у ребенка.

Сотрудники Институтов могут моментально определить, кто из детей живет на полу, а кто занимается по Программе для Пола. Вот, в чем можно увидеть различия.

ПОЛ КАК ОБРАЗ ЖИЗНИ ДЕТЕЙ

1. Дети, живущие на полу, никогда не задумываются о том, что они на полу.

Они никогда не думают о том, что они на полу, потому что они всегда на полу. Им сложно вспомнить, было ли время, когда они были не на полу, также как мы с вами.

Родителям этих детей не надо напоминать опустить ребенка на пол, потому что они не поднимают детей без необходимости. А когда все-таки приходится поднять ребенка, им не терпится вернуть его обратно на пол, чтобы у него была возможность двигаться.

Этим детям не нужен неусыпный присмотр, когда они на полу.

Попробуйте посадить такого ребенка на стул на некоторое время. Им не нравится такое ограничение движений, как всем детям не нравится любое ограничение свободы. Они живут на полу, так же, как мы с вами.

2. Дети, живущие на полу, жалуются, беспокоятся и кричат, если кто-то пытается ограничить их свободу.

Внутри каждого человека, от олимпийского чемпиона до ребенка с серьезнейшим повреждением мозга, есть Стремление к Движению. Это право, данное всем нам при рождении, захватывающее чувство свободы. Потребность может быть скрыта в поврежденном мозге, не посылающем телу команд двигаться, но она существует и понемногу прорывается наружу.

Как мы заставляем детей хорошо себя вести? Мы, взрослые, всегда думаем, как же нам заставить детей делать то, что мы от них хотим, в то время как они рвутся заниматься совсем другим? Мы все знаем старый добрый, проверенный поколениями способ: «Марш в свою комнату и не смей высовываться, пока я не разрешу». Лишение свободы – самое суровое наказание для каждого ребенка. Ограничение свободы имеет сильное воздействие на детей. Стремление к Движению также сильно и во взрослых. Мы все несчастны в заключении.

3. Дети, живущие на полу, обижаются, когда кто-то пытается стимулировать их двигаться. Им кажется, что с ними обращаются как с идиотами.

В этом отношении хуже детей только взрослые. Взрослого прочти невозможно заставить двигаться, только если не крикнуть «пожар». Я представляю себе, как бы я старался заставить родителя двигаться: «Г-н Смит, я хочу, чтобы Вы пришли ко мне в офис со своей семьей. Вставайте! Хорошо! Идите ко мне! Идете, идете, не останавливайтесь. Так! Сейчас надо будет повернуть. Поворачивайте! Вы справились! Еще несколько шагов. Давайте, Вы можете сделать это!»

Или представьте, если бы я попробовал подкупить родителя: «Г-н Смит, приходите, пожалуйста, ко мне в офис. У меня новый ковер. Хотите посмотреть? Конечно, хотите. Давайте, Вы же можете это сделать».

А если попробовать умолять? «Пожалуйста, пожалуйста, пожалуйста, г-н Смит, приведите свою семью ко мне в офис. Вы же можете это сделать».

А может, поможет шантаж? «Г-н Смит, приезжайте сейчас же. Иначе завтра не будет свободного места на стоянке. Вам придется оставить машину у ворот Институтов».

Дети с повреждениями мозга, которые живут на полу, когда их стимулируют двигаться, чувствуют то же, что и мы с вами.

4. Дети, живущие на полу, думают, что вся планета — пол.

Такие дети не ограничены «комнатой для занятий» или листом ДВП в гостиной. Они живут на любом полу, в любом месте. Их семьи позаботилась, чтобы все половые покрытия в доме подходили для них. Или, по меньшей мере, по всему дому проходит дорожка из подходящего для них покрытия, чтобы создать для них благоприятные условия, независимо от того, в какой части дома они находятся. Тем не менее, этих детей могут положить на большой лист ДВП на лужайке перед домом. Или взять «пол» с собой, когда семья отправиться к соседу в гости или в церковь, или куда-либо ещё. Пол всегда путешествует с ними.

И не важно, где находится пол, в Филадельфии, или в Токио, или в Рим — ребенок всегда на полу. И даже если Вы забыли о специальном покрытии, ребёнок все равно на полу, так же, как мы с вами.

5. Детям, живущим на полу, предоставляют такие напольные покрытия, которые облегчают движение настолько, насколько возможно.

Детям с повреждениями мозга, которые не умеют ходить, может быть очень тяжело двигаться. Было бы жестоко заставлять их постоянно находиться на покрытии, передвигаясь по которому, им приходилось бы сжигать дополнительные калории. Обычно такие дети очень худые, несмотря на то, что едят больше, чем их мамы. Они просто тратят всю энергию на попытки перемещаться. Гладкое, твердое и плоское покрытие помогает свести трение к минимуму и поэтому достигнуть наилучших результатов.

ДЕТИ, ЗАНИМАЮЩИЕСЯ ПО ПРОГРАММЕ ДЛЯ ПОЛА

1. Таким детям требуется постоянный присмотр, когда они на полу.

Когда семья входит в офис, сотрудники Институтов просят их опустить ребенка на пол. Как только ребенок оказывается на полу, тетя, старший брат или мама присоединяются к нему.

Они что, думают, что вооруженный террорист может ворваться в офис в любой момент?
Сотрудники просят тетю присесть на диван. Помедлив и посмотрев на малыша, тетя неохотно садится на диван. Ее преследует чувство вины за то, что она оставила свой пост. Почему? Причина сразу становится ясна.

Ребенок, оказавшись один на полу, начинает протестовать. Он так реагирует, потому что уверен, что когда ему приходится находиться на полу кто-то обязательно должен быть с ним. Он привык к этому, занимаясь дома по Программе для Пола со своей семьей и друзьями. С его точки зрения, так было всегда.

2. Такие дети жалуются, беспокоятся и кричат, когда находятся на полу.

Семья заходит в офис. Обычно сотрудники Институтов просят опустить ребенка на пол. Необходимость просить об этом говорит о том, что родители не понимают, что значит «жизнь на полу».

Как только ребенок оказывается на полу, он начинает капризничать. Если спросить родителей, они ответят, что он никогда не ведет себя так дома. Дома ребенок привык выполнять Программу для Пола. Дома он уверен, что должен находиться на полу только ограниченнее время, необходимое для выполнения программы и проползти только определенное расстояние.

3. Детей, занимающихся по Программе для Пола, необходимо стимулировать к движению.

Когда мы просим показать, как ребенок двигается, члены семьи опускаются на пол к ребенку и начинают пытаться заставить его двигаться. Такая стимуляция принимает разные формы:

А. Подкуп

«Давай, Джимми! Иди к папе! Ты же можешь! Ползи сюда и я тебя обниму». Ребенок перестает плакать и проползает небольшое расстояние. Потом опускает голову и останавливается. Отец ждет. «Давай Джимми, ползи, парень! Не останавливайся. У меня здесь твоя новая машинка».

Отец нервно машет маме, которая лихорадочно роется в сумке и, в конце концов, находит машинку. Джимми оживляется и проползает еще немного. Потом опускает голову и останавливается. «Джимми! Давай, дружок, ползи! Еще совсем немного! Ну, скорее! Хочешь вкусный ужин? Да, мы все сегодня пойдем в чудесный ресторан». Джимми воодушевляется и проползает еще несколько метров. К этому времени отец абсолютно вымотан.

Б. Мольба

Этот метод следую за подкупом, если первый не сработал. Содержимое маминой сумки разбросано по всему полу. На то чтобы преодолеть то же расстояние, что и при подкупе, тратится в два раза больше времени, и ребенок двигается в два раза меньше. В голосе отца слышно отчаяние. Он умоляет Джимми двигаться. Все знают, что если Джимми захочет, он проползет расстояние меньше чем за минуту.

В. Шантаж

Если все другие методы были тщетны, отец теряет терпение. «Джимми, если ты сейчас же не приползешь, ты не будешь больше звонить бабушке. Да, больше никакой бабушки! Ты ей больше не будешь звонить. Я серьезно». Джимми упрямится и не двигается с места.

4. Детям, занимающимся по Программе для Пола, обычно предоставляется слишком маленькое пространство.

Причина того, что ребенку не достаточно пространства в том, что обычно занятия проходят в одной и той же комнате. Вся программа выполняется в «комнате для занятий». Так как весь опыт ребенка с нахождением на полу ограничен только одной комнатой, в его представлении пол это то, что происходит с ним только в одной комнате. И с точки зрения ребенка, он совершенно прав. Ведь он занимается по программе для пола только в одной определенной комнате. Почему это он не должен жаловаться, беспокоится и кричать, когда кто-то требует, чтобы он выполнил программу в незнакомом месте?

5. Детям, занимающимся по Программе для Пола, обычно предоставляют покрытие, значительно затрудняющее движение.

Опыт, накопленный Институтами за более чем треть века работы с детьми с серьезнейшими повреждениями мозга, свидетельствует о том, что самая подходящая поверхность для ползания – поверхность сводящая трение между телом ребенка и полом к минимуму. К счастью, самая лучшая поверхность вместе с тем еще и самая дешевая. Высококачественный лист ДВП очень гладкий. Когда ребенок правильно одет (голые руки, локти, колени и ступни), движение дается ему значительно легче. Если на нем короткие шорты и майка с коротким рукавом, трение между ним и полом минимально. При этом свойства кожи обеспечат ему необходимое сцепление с покрытием.

Гимнастические коврики, поверхности, обтянутые тканью и ковры намного, намного, намного затрудняют передвижение. Поэтому, мы никогда не используем их для детей, которые учатся ползать.

Проверить это очень просто. Проползите двадцать пять метров по гимнастическому коврику или ковру. Учащенное дыхание скажет Вам, что гладкая, твердая и ровная поверхность намного удобнее для ползания.

 

Хватит об этом. Мы уже упоминали, что Программе для Пола нет места в Институтах Раскрытия Потенциала Человека. Сама программа и все дополняющие ее процедуры исключены раз и навсегда.

С пола начинается всякое движение не только у людей, но и у всех сухопутных животных на нашей планете. И это не программа занятий. Бог свидетель, не Институты ее разработали. Мы бы с радостью присвоили эту заслугу, но пол имеет намного большее значение, чем любая программа.

Пол это образ жизни. Что мы имеем в виду, когда говорим, что для детей с повреждениями мозга, не умеющих ходить, пол является образом жизни?

Пол настолько важен для детей с повреждениями мозга, потому неважно как ребенок дышит, или насколько у него развита координация движений и чувство равновесия. Десятилетия назад сотрудники Институтов узнали от эскимосов, что у всех здоровых детей есть врожденное умение ползать. Тысячи мам здоровых детей, прошедших курс «Как преумножить Интеллектуальные Способности Малыша» и прочитавших книгу «Как Научить Малыша Физическому Превосходству», предоставили своим детям возможность ползать с самого рождения.

Мы с сожалением узнали от мам совершенно здоровых детей, которые не опускали детей на пол, что малыши не начинают ползать до возраста 8 месяцев или даже до одного года. У этих детей не нет проблем с дыханием, координацией или чувством равновесия, им просто не дают возможности двигаться. Если ребенка, не важно, здорового или с повреждениями мозга, не опустить на пол, он не сможет развивать способность двигаться.

И поэтому, ничто не имеет значения для движения, если пол не станет образом жизни.

Когда мы говорим о поле как образе жизни, мы имеем в виду пол, как он существует для нас с вами, как он существует для здоровых детей. Пол, каким он был до появления ребенка с повреждением мозга.

Родители, до тех пор, пока они не узнают об Институтах, даже и не думают о поле. При этом каждый из нас всю свою жизнь проводит на полу, даже не задумываясь об этом. С момента, когда мы утром, вставая с кровати, опускаем ноги на пол до времени, когда мы ложимся спать, мы постоянно находимся в контакте с полом. На самом деле, большая часть людей на Земле спит на полу, поэтому их ноги вообще никогда не отрываются от пола.

Мы, конечно, иногда представляем, как было бы чудесно, если бы вдруг сила Земного притяжения ослабила непреодолимую тягу, и мы бы плавно переместились по воздуху в центр комнаты. Но через пару секунд, когда мы осознали бы, что не можем передвигаться, нас охватила бы паника. У нас бы не было поверхности, от которой можно оттолкнуться. А если кто-то открыл бы дверь и ветер вынес бы нас на улицу?

Дети, которые думают, что им приходится быть на полу, или которые воспринимают пол как то, к чему надо привыкнуть, никогда не ощутят пол как образ жизни.

Мы с вами живем на полу, никогда не задумываясь об этом. Здоровые малыши живут на полу. Они тоже никогда не задумываются об этом.

Восприятие пола как образ жизни – самая простая на Земле вещь. Отправляйтесь со своим ребенком с повреждением мозга домой. Опустите его на пол. И не поднимайте его.

Вот и все. Больше ничего не надо делать.

Дайте ему возможность быть на полу, так же как и Вы. Дайте ему возможность быть на полу, так же как и здоровые дети.

Я пишу эту статью, а моя семья в это время живет на полу. Наконец, в сентябре 1992 года в нашей семье родилась девочка Морган. Она первый за сорок лет ребенок женского пола в обеих семьях, и по материнской, и по отцовской линии.

Морган живет на полу с самого первого дня жизни. Возможность понаблюдать за человеком, изучающим пол как образ жизни, всегда волшебный опыт. Дети с повреждениями мозга это здоровые дети в замедленном движении. Живя рядом со здоровым ребенком, можно за короткое время увидеть стадии, через которые проходит ребенок с повреждениями мозга.

Морган сейчас на стадии развития среднего мозга. Движения ручек и ножек судорожные и беспорядочные. Мы видим в ней тысячи детей с повреждениями мозга, которых мы знаем и любим.

Сотрудники Институтов могут легко определить, воспринимает ли ребенок пол как образ жизни.

 

Если не вдаваться в подробности, можно сказать, что дети, живущие на полу, это дети, которых опускают на пол и никогда не поднимают. В отношении пола они ведут абсолютно такой же образ жизни, как и все остальные члены семьи. И никто в семье не относится к ним иначе. Мысль о том, что ребенок с повреждением мозга и пол соотносятся не так, как здоровые люди и пол, никогда ни приходит им в голову. Такая семья понимает пол как образ жизни.

Как только родители начинают думать о поле как о программе или воспринимать пол иначе, чем образ жизни, можно считать войну с неподвижностью проигранной.

Представим, что одна из программ Институтов — Поедание Шоколадного Мороженного в Рожках. Ребенок должен вот-вот попробовать свое первое мороженное. Все добровольцы собрались в комнате. И бабушка тоже здесь. Мама торжественно вносит шоколадное мороженное в комнату. Все затихают в предвкушении столь значимого момента. Мама протягивает Билли мороженное. Она очень серьезна, ведь программа Шоколадное Мороженное в Рожках крайне важна. Мама просит Билли лизнуть мороженое. И он пробует его. Все начинают аплодировать, восторгаться и выкрикивать поздравления. «Да, Билли!»

Билли в восторге. Мороженное потрясающее. За каждый съеденный кусочек его обнимают, целуют и всячески ободряют. Хорошо, Билли! Ты снова справился! Ты сегодня съел 5 рожков! Прекрасная работа!

Билли начинает понимать, какой он молодец, что справляется со всеми этими рожками. Все так это нравится. Но скоро ему надоедает эта холодная темная масса. Но он думает, что он должен есть мороженное. И пока у него есть благодарные зрители, он продолжает.

В конце концов, Билли бросает опостылевший рожок на пол. Он крайне удивлен реакцией окружающих. Все вокруг замолкают в шоке. Но эта новая реакция – приятная перемена после восторгов, надоевших не меньше, чем шоколадная ледышка. Со временем, Билли надоедает наблюдать, как взрослые рвут на себе волосы и бегают по потолку, пытаясь уговорить его съесть еще немного мороженного. И швыряние мороженого на пол входит в привычку. Он учится развлекать себя сам, попеременно съедая мороженное или бросая рожки на пол.

Если мы будем таким образом учить детей есть мороженое, они возненавидят его. При этом многие дети знакомятся с полом именно так.

Одновременно с этим, мы, взрослые, понимаем, что в жизни едва ли есть более ценный дар, чем свобода перемещаться в любое время и в любое место. Как мы наказываем убийц и других преступников? Мы ограничиваем все их перемещения одной комнатой. Некоторые предпочитают смертный приговор заключению.

Воспринимать пола как образ жизни так просто! Относитесь к больному малышу так же, как к здоровому. Относитесь к нему, как к самому себе. Возвращайтесь с ним домой, опустите его на пол и поднимайте только в том случае, если это крайне необходимо.

Выполнение Программы для Пола – непозволительная роскошь для ребенка с повреждением мозга, его родителей и Институтов.

Одна из наших потрясающих семей начала заниматься по Программе Интенсивного Лечения, когда ребенку было два с половиной года. У девочки было диагностировано серьезное повреждение мозга, она могла немного проползти на животе по полу, но не умела вставать на четвереньки.

Однако, это не обычная семья. Когда они начали заниматься по программе Институтов, у них был еще одни ребенок с тяжелейшим повреждением мозга, которому тоже было два с половиной года. Второй малыш совсем не мог двигаться. Все мамы детей с повреждениями мозга понимают, что двое таких детей это не в два раза сложнее, это в десять раз сложнее.

Напоминаю, это необычная семья. Кроме двух детей с повреждениями мозга у них было еще трое здоровых детей. И всем им было по два с половиной года. Забудьте о повреждении мозга, любая мама, у которой трое детей этого возраста, занимается по программе Интенсивного Лечения Институтов, знает она об этом или нет. Она посвящает материнству все свое время. В этой семье было пятеро детей в возрасте 2,5 года. У одного ребенка было тяжелейшее повреждение мозга, у другого серьезное повреждение мозга и трое детей были совершенно здоровы. Все они родились в один и тот же день. Да, именно пять близнецов.

Сам Господь Бог научил эту семью жить на полу. Когда мама с папой вернулись домой из роддома, они не могли даже нести всех детей, имея всего четыре руки на двоих. У них просто не было выбора. Всех пятерых сразу опустили на пол и все они там и остались. Когда мы общались с ними в последний раз, малыш с тяжелейшими повреждениями ползал по всему дому, ребенок с серьезным повреждением учился ходить, а за тремя другими было просто не угнаться. Я готов поспорить, что двое детей с повреждениями мозга в одни прекрасный день будут ходить, потому что для них пол был и будет образом жизни.

Всеми людьми, взрослыми и детьми, здоровыми и с повреждениями мозга, руководит Стремление к Движению, естественная любовь к свободе передвижения. Нам нужно двигаться, и мы считаем право перемещаться дано нам Господом.

Горе тому, кто попробует заставить нас двигаться против воли или хоть немного ограничит свободу передвижения.

Пол — это основа, на которой строятся все программы Институтов по развитию двигательных навыков, потому что для всех людей движение начинается на животе, на земле.

Родители, как здоровых детей, так и детей с повреждениями мозга, делая пол образом жизни своих детей, дарят им лучшую возможность для развития подвижности, независимости и свободы.

Дуглас Доман, вице-президент Институтов Раскрытия Потенциала Человека
Журнал THE IN-REPORT, Сентябрь 1992г.